Настройки отображения

Размер шрифта:
Цвета сайта:
Ностройка изображения
Ностройка изображения

Настройки

Алтайдын Чолмоны

Все для фронта, все для Победы!

18.05.2018

(Начало в «Роднике» №17, №18)
Весной 1942 г. перед сельским хозяйством области встала новая проблема – нехватка семян. Движимые патриотическим чувством дать больше зерна государству колхозы своевременно не засыпали семенной фонд, полагая, что займутся этим после выполнения государственных заданий.

Кроме того, при создании фонда осенью 1941 г. многие колхозы не учли необходимости увеличения посевных площадей. Семена удалось изыскать у соседних районов Алтайского края путем обмена на скот. План сева 1942 г. был выполнен на 120%. Этот успех был во многом обеспечен четкой и правильной организацией труда. Обком партии обязал райкомы, райисполкомы и его земельные отделы обеспечить правильное комплектование бригад и звеньев, закрепить за ними определенные площади посева, установить задания по урожайности каждой культуры. За перевыполнение этих заданий производилась дополнительная оплата.

Наиболее организованно весенняя посевная кампания была проведена в Усть-Канском аймаке, хотя здесь посевные площади по сравнению с 1940 г. были расширены на 48,7%. Незаурядные организаторские способности показали председатели колхозов этого аймака Бело-Ануйского – Василий Яковлевич Комлев, им. Карла Маркса – Т. Альчин, директор Талицкого совхоза Станислав Иванович Мизгерт. По области размер посевных площадей составил рекордную цифру – 93,2 тыс. га, по сравнению с 1940 г. увеличение было на 14049 га. Колхозам пришлось напрячь все силы и средства, чтобы добиться этих показателей. В области была горячо поддержана инициатива трактористок Ставрополья, начавших всесоюзное соцсоревнование трактористок и женских тракторных бригад. Включившись в соцсоревнование, большинство их взяли обязательства выработать на каждый 15-сильный трактор 450-550 га при хорошем качестве обработки земли, сэкономить 10% горючего и смазочных материалов, 10% средств, отведенных на ремонт. Только в Онгудайском аймаке участвовало в этом соревновании 19 человек. Это были Клавдия Потпокова, Мария Сыкыкова, Дергал Курматова и другие. Первенство среди них держала Кымыс Диунова. Она ежедневно вспахивала по две нормы при экономии горючего. За высокие показатели в работе она была награждена медалью “За трудовое отличие”.

Одним из первых закончил сев Усть-Коксинский район, засеяв сверх плана 900 гектаров. За отличную работу районной комсомольской организации, возглавляемой Зоей Даниленко, было вручено Переходящее Красное Знамя обкома ВЛКСМ, более 400 передовиков получили денежные премии. За качественное проведение весеннего сева 1942 г. руководители области и хозяйств были также отмечены правительственными наградами: первый секретарь обкома ВКП(б) Ф.С. Антонов – орденом Ленина, медалями “За трудовую доблесть” – председатель колхоза “Светлый путь” Усть-Канского района М.И. Ябыкова, бригадир тракторной бригады Усть-Коксинского района П.С. Кудрявцев. Всего было награждено 13 человек. Области было вручено переходящее Красное Знамя крайкома ВКП(б) и крайисполкома. Пребывавшие в некоторой эйфории руководители области в решении IX-го пленума (июль 1942 г.) предлагали “дальнейшее расширение посевных площадей, превращение области из потребляющей в отношении продовольственного хлеба в производящую”. Осенью 1942 г. труженикам Ойротии нужно было убрать хлеб с 71800 га, что было на 13,5 га больше предыдущего года. Благодаря расширению площадей впервые в истории области был собран большой урожай хлеба – 12800 тонн. План по хлебозаготовкам был даже перевыполнен, для чего пришлось пожертвовать семенным фондом, что потом затруднило положение растениеводства в 1943 г.

Документальное свидетельство: Из выступления председателя облисполкома Ч.М. Кандаракова на XIII-м Пленуме обкома в конце 1943 г.: «…После выполнения плана хлебозаготовок состоялся разговор с т. Лобковым (первый секретарь крайкома ВКП(б) – И.А.), который говорил о пересдаче областью 25 центнеров. У нас этой возможности не было, но для того, чтобы получить приветственную телеграмму мы решаем на бюро о пересдаче. И я сам лично выезжал проводить эту работу на месте. Семян для посева не оставалось и в 1943 г. сеять было нечем».

Расширение посевных площадей было вынужденной мерой, продиктованной сложившимися в стране тяжелыми обстоятельствами. В дальнейшем, из-за нехватки рабочих рук и ослабления технической оснащенности разрыв между размерами посевных и уборочных площадей все больше возрастал. Это относится, прежде всего, к зерновым культурам. План госпоставок картофеля после 1942 г. стал выполняться, в основном, за счет личных хозяйств. Колхозы принимали картофель в счет трудодней. Недопоставки по всем видам сельскохозяйственной продукции область замещала мясом. Чрезмерное напряжение сил и средств для выполнения государственного плана 1942 г., который по объему намного превосходил довоенный уровень, предопределило, наряду с другими факторами, возникновение тяжелой ситуации в сельском хозяйстве области в 1943 г. Гибель огромного количества скота из-за нехватки кормов (борьба за рекордный урожай отодвинула на задний план проблему их заготовки), падение урожайности – вот картина этого года.

Начиная с 1943 г., происходило быстрое сокращение посевов. И это была наиболее характерная тенденция в развитии сельского хозяйства и в последующие годы войны. К 1945 г. общая посевная площадь в стране составила 113,8 млн. га против 190,4 млн. в 1940 г. В области динамика посевных площадей выглядела следующим образом: 1940 г. – 69,9; 1945 г. – 58,4 тыс. га. 1943-й год был для сельского хозяйства самым тяжелым. План сева областью был выполнен на 94%. По сравнению с 1942 г. посевные площади сократились на 15%. Осенью 1943 г. государству было сдано 520 тыс. пудов зерна, на 175 тыс. меньше, чем в 1942 г. Не был выполнен план по заготовкам картофеля и сахарной свеклы. Уборочные работы были выполнены с помощью механизмов только на 28%, а 72% – вручную. Ведь тракторный парк не обновлялся и поэтому нуждался в ремонте гораздо больше, чем в мирное время. Снабжение запасными частями сократилось во время войны в 10-20; отгрузка горючего уменьшилась наполовину. В таких условиях важнейшее значение приобретала мобилизация внутренних резервов. Чтобы изыскать эти резервы и суметь их использовать, механизаторам необходимы были большие знания, подлинное мастерство. Между тем в 1942-1943 гг. в МТС работали в основном трактористы и комбайнеры, только что прошедшие курсы и не имевшие практического опыта. Из-за допущения падежа скота, невыполнения хлебопоставок 1943 г. был освобожден от должности 1-й секретарь Алтайского крайкома Лобков. В областной партийной организации также сменилось руководство.

Были наконец-то приняты решения о том, что «главной отраслью сельскохозяйственного производства в области должно быть животноводство». В частности, Пленум обкома считал необходимым при планировании посевных площадей на 1944 г. внести необходимые коррективы по отдельным аймакам и колхозам в сторону их сокращения, направив развитие полеводства на обслуживание животноводства как главной отрасли хозяйства области. Принятые радикальные решения позволили немного улучшить положение в народном хозяйстве области. В 1944 г. план сева яровых и весенне-тракторных работ в области был выполнен в установленные правительством сроки. Эти работы были проведены на более высоком агротехническом уровне, лучше был обеспечен уход за посевами. Государство оказало помощь семенами картофеля в размере 250 тыс. тонн колхозам, подсобным хозяйствам, потребкооперации, пищевой промышленности, детдомам, больницам и семьям военнослужащих. Урожайность зерновых в 1944 г. оказалась на 47% выше предыдущего года. Увеличился и валовой сбор зерна в хозяйствах области. Годовой план хлебозаготовок был выполнен, было сдано государству 623 тыс. пудов зерна, на 103 тыс. пудов больше, чем в 1943 г. На уборке урожая образцы труда показывали не только молодежь, но и пожилые колхозники. Так, в колхозе “Завет Ленина” Ойрот-Турского района звено пожилых колхозниц (Бушуева Евгения Вениаминовна – 63 лет, Табакаева Александра Егоровна – 59 лет и др.) систематически перевыполняло нормы выработки.

В 1945 г. Горный Алтай также справился с объемом хлебосдачи. Удалось расширить посев яровой пшеницы на 11 тыс. га. К концу войны число тракторов МТС сократилось на 36%, а в колхозах – в 3 раза (если в 1941 г. было 18 тракторов, то осталось всего 6, да и те не были годны к полной эксплуатации). В колхозах области не осталось ни одной грузовой автомашины, а к началу войны их было 100. В 1945 г. вся посевная площадь Ойротской области составляла 58,4 тыс. га (уменьшение произошло на 11,5 тыс. га, т.е. на 16,4%), из них под зерновыми культурами было занято 51,1 тыс. га. Война существенно повлияла и на развитие главной отрасли сельского хозяйства области – животноводство. За годы войны общественное стадо колхозов Горного Алтая сократилось по всем видам скота на 19,7%. Одной из основных причин, препятствовавших в годы войны развитию животноводства в области, явились высокие нормы госпоставок. Особенно напряженное положение было со сдачей государству молока. В среднем по области нужно было сдать молока 702 литра с каждой фуражной коровы, в то время как надой с одной головы в среднем в течение 5 лет составлял 730 литров в год.

Таким образом, все надоенное молоко требовалось сдать государству, не оставляя ничего даже на прокорм телят. Норма закрепления коров за доярками в 1941 г. составили от 8 до 14 голов, в зависимости от продуктивности, в некоторых хозяйствах эта цифра доходила до 18. Норма нагрузки на скотника равнялась 50, его средне-дневная выработка – 1,5 трудодня. У чабанов выработка составляла 1,92 трудодня. Эти показатели в 1,5-2 раза выше данных 1938 года. Колхозы хронически не справлялись с объемов поставок молока. Это объяснялось, кроме общих причин отставания животноводства, ухудшением породного состава коров, отсутствием качественной подкормки маточного поголовья, уменьшением взрослого скота в стаде. Период зимы и весны 1942-1943 гг. был самым тяжелым для животноводческой отрасли области. Кормов катастрофически не хватало, в земельных органах и колхозах работало всего 33 зоотехника, на каждого из них приходилось по 8 хозяйств и по 14 с лишним тысяч голов скота. 4 ветврача и 19 веттехников не в силах были справиться с резко увеличившимися болезнями среди животных. В результате пало скота всех видов 26 тыс. голов. Особенно тяжелая обстановка сложилась в Усть-Канском районе. План обязательных поставок продукции животноводства области в этом году не удалось выполнить.

Дополнительный материал: Анализируя причины столь тяжелого положения в животноводстве области, многие участники Пленума обкома (ноябрь 1943 г.) отмечали, что «массовый падеж скота, недостаток кормов и помещений для скота заставляет нас задуматься над тем, не орудуют ли в аймаках и колхозах классово-чуждые нам элементы, чего мы проглядели в силу плохой работы с кадрами. Из 121 тысячи поголовья падежа государственных актов составлено всего только на 33 тыс. голов скота. О причинах падежа остальных 88 тыс. никто ничего не может сказать, кто приложил руку к уничтожению общественного стада? Неужели этот вопрос не заслуживает государственного и партийного внимания?»
Проявление неорганизованности, разгильдяйства, тем более нарушение хозяйственных планов рассматривались как саботаж, государственное преступление. По области прокатилась волна судебных процессов над руководителями хозяйств, исключения их из партии и т.д. В крае к февралю 1943 года свыше 500 председателей были сняты с работы, из них 252 человека посажены в тюрьму. Работа обкома ВКП(б) была признана неудовлетворительной, были проведены перевыборы руководящих партийных органов: из 41 члена обкома 35 человека были избраны впервые, из старого состава бюро (7 человек) был избран только один человек. С установлением погектарного принципа госпоставок продуктов животноводства план сдачи их значительно увеличился. Многие хозяйства области испытывали большие трудности с выполнением этого объема поставок. Из положения выходили путем замены кедровым орехом, пушниной и т.д.

Колхозу “Эзендик” Онгудайского района необходимо было сдать в 1943 г. вместе с недоимкой 194,54 ц мяса. Для этого требовалось 122 головы КРС, а колхоз имел в наличии всего 112 голов. Если бы не была разрешена взаимозамена, то колхоз остался бы без скота. И таких хозяйств в области было немало. Другой способ выполнения поставок – скот из основного воспроизводящего стада, что, в конечном счете привело к сокращению, особенно маточного поголовья. Все это подтверждает вывод о том, что основной причиной невыполнения обязательных поставок продуктов животноводства, сокращения поголовья скота являлись завышенные нормы. Они были составлены на основе характеристики земель области 1909-1910 гг., которая не соответствовала действительности. Текучесть кадров во многих колхозах сочеталась с недостатком людей на фермах, создавалась перегрузка в объеме работ в расчете на одного животновода. Если в 1940 г. на фермах работало 85 тысяч человек и на одного работника приходилось 10,4 головы скота, то в 1943 г. работало всего 54 тыс., нагрузка составляла 16,8 головы. Большинство работников животноводческих ферм уходило в полевые бригады, где выдавался хлеб в период хлебоуборки, было меньше материальной ответственности. Но даже в этих необычайно сложных условиях отдельные хозяйства добивались заметных успехов. Так, по итогам соцсоревнования в животноводстве в 1943 г. победителями были признаны: колхоз “Кызыл Аргут” Кош-Агачского района, выполнивший государственный план развития животноводства по лошадям на 100,5%; по КРС – на 103,5%; по овцам – на 111,5%; по верблюдам – на 112,5% и полностью рассчитавшийся с государством по обязательным поставкам продуктов животноводства; овцетоварная ферма колхоза “Дяны Дюрум” Усть-Канского района, выполнившая план по овцеводству на 104,4%, получившая деловой выход 118 ягнят на 100 маток и давшая рост поголовья овец на 20%.

В 1944 г. положение в животноводстве области более-менее улучшилось. Этому содействовало принятое в сентябре 1944 г. постановление правительства “О мерах по подъему животноводства в колхозах Ойротской автономной области Алтайского края”. Совет народных комиссаров обязал облисполком прекратить контрактацию и покупку скота у колхозников и рекомендовал продать им в 1944 г. 5 тыс. ярок, прежде всего, участникам войны, их семьям. Предложено было обследовать пастбищные угодья, установить порядок их использования. Расходы, связанные с этими мероприятиями, государство брало на себя. С колхозов была списана задолженность прошлых лет по поставкам государству мяса, молока, шерсти и кож. Было уменьшено на 10% норма обязательных поставок мяса колхозам, имевшим две животноводческие фермы – КРС и овцеводческую, при наличии в одной из них удвоенного минимума поголовья скота. Рекомендовалось выдавать дополнительно натурой за перевыполнение заданий по выращиванию молодняка и сохранению взрослого скота. По итогам соцсоревнования в животноводстве в 1944 г. победителями были признаны: 1. Улаганский район; колхозы этого района выполнили план развития отрасли по поголовью лошадей на 105%, КРС – на 105,4%, овец и коз – на 104,4%. Все хозяйства рассчитались по поставкам. 2. Колхоз “Мухор-Тархата” Кош-Агачского района; он выполнил план по лошадям на 111,5%, КРС – на 105, овец и коз – на 111,8%. 3. Молочно-товарная ферма колхоза “Завет Ленина” Ойрот-Турского района, которая выполнила план на 110%, увеличив поголовье скота на 32%.

Надоено на одну фуражную корову 1556 литров при плане 1150 л. Колхоз “Мухор-Тархата” был признан лучшим не только в области, но и занял 1-е место среди колхозов Алтайского края. Успехи хозяйства явились результатом самоотверженного труда колхозников, большой организаторской работы правления артели и партийной организации. Возглавлял хозяйство Николай Ефимович Майманаков – опытный руководитель. Борошпой Назарова – секретарь первичной парторганизации, была одной из талантливейших организаторов производства в области.
Правительство страны приравняло наметившиеся успехи в сельском хозяйстве Алтайского края к крупным победам на фронтах. Боевыми орденами в феврале 1945 г. была награждена группа партийных и советских работников Алтая – 31 человек, в том числе 22 человека из Ойротской автономной области. Орденом Отечественной войны II-й степени были награждены: председатель облисполкома Ч.К. Кыдрашев, уполномоченный Министерства заготовок по области К.Н. Дзяминович, секретари райкомов: Ойрот-Турского – Г.С. Долгих, Онгудайского – А.И. Фатькин, Усть-Коксинского – В.У. Радошкин, председатели райисполкомов: Онгудайского – А.Г. Паутов, Турочакского – В.Г. Кречетов, Усть-Коксинского – В.А. Бреев. На 1 января 1945 г. в области было 10 совхозов, колхозов – 273, в них наличных 1344 дворов. На один колхоз в среднем приходилось 51 двор. В первом полугодии 1945 г. тенденция улучшения положения в отрасли сохранилась.

Сдвиг произошел благодаря большей помощи государства в этот период, привлечению на фермы дополнительных рабочих рук, повышению материальной заинтересованности в нелегком труде животновода. Больших успехов достигли в 1945 г. хозяйства Онгудайского района. Так, колхоз “Дяны Дел” этого района (председатель – Елена Упаева) сдал государству поставки как за 1945, так и за 1946 гг. Колхоз “Эркин Омолик” также Онгудайского района (председатель – Ф.Барсуков) с мясопоставками рассчитался полностью, госплан выполнил по всем показателям. Это хозяйство завоевало первое место в области. Ему было вручено переходящее Красное Знамя обкома и облисполкома. Валовая продукция сельского хозяйства в 1945 г. составила 60% от уровня 1940 г. По всем категориям хозяйств за годы войны количество крупного рогатого скота сократилось на 24%, в том числе коров – на 23%, свиней – почти в 2 раза, овец и коз – на 13%, рабочих лошадей – на 35%. Это примерно 64 тыс. голов скота всех видов.

Урон, нанесенный войной хозяйствам области можно проследить на примере одного из передовых и крупных хозяйств области – Ябоганского совхоза. С 1940 по 1946 гг. посевы его сократились более чем на одну треть, лошадей – более чем наполовину, а поголовье овец – на 27%. Война отбросила хозяйство Ябогана по посевным площадям к уровню 1933-1934 гг., по поголовью лошадей – к уровню 1932 г. Несмотря на огромные трудности военных лет, труженики сельского хозяйства Ойротской автономной области сумели внести достойный вклад в обеспечение фронта и промышленности продуктами и сырьем. За 1941-1945 гг. колхозники Горного Алтая сдали государству 416 тыс. ц зерна, 217,6 тыс. ц мяса, 750 тыс. ц молока, 1312 ц животного масла, 15840 ц шерсти, 108 тыс. кож, более 187 тыс. овчин. Хозяйства отдавали по госпоставкам почти все из полученной продукции, оставляя намного меньше необходимого. Хозяйства области сдавали государству также продукты, получаемые благодаря природному богатству края. Это были кедровый орех, ценнейший горный мед, пушнина и рыбопродукты. Здесь с выполнением планов тоже было сложно, прежде всего, многое зависело от погодных явлений (выпадали иногда неурожайные сезоны), опытные промысловики были мобилизованы в армию, не хватало снаряжений для этих работ. Было разрешено сдавать орех вместо всех видов сельхозпродуктов, подлежащих сдаче государству по обязательным поставкам, натурплате за работы МТС и возврату ссуд по эквивалентам: 1 пуд кедровых орехов принимался вместо 3 пудов зерна, 1,5 пудов мяса и 5 фунтов шерсти.

Охотничьим промыслом в начале войны занималось 653 человека, из них 83 женщины. Норма добычи за сезон на кадрового охотника составляла свыше 600 руб. Таким образом, в тяжелых условиях военного времени область изыскивала все возможности снабжения населения и фронта продовольствием и другими средствами. Население области внесло немалый личный вклад в победу не только напряженным трудом, но и в виде приобретений облигаций госзаймов, сборов в фонд обороны и на строительство боевой техники, в помощь эвакуированному населению, рабочим промышленных предприятий и т.д. Всего трудно пересчитать, а тем более перечислить. Приведем наиболее яркие примеры: председатель Бело-Ануйской сельхозартели В. Комлев внес из личных сбережений на строительство танковой колонны «Алтайский колхозник» 70 тыс. рублей, чабан колхоза «Кызыл Козуль» Теке Модоров – 50 тыс. руб. Еще были танковые колонны «Колхозная молодежь», «Осоавиахимовец Алтая», авиаэскадрилья «Алтайский истребитель», торпедный катер «Комсомолец Ойротии», танк «Пионер Ойротии». 300 млн. рублей – сумма, которая поступила от населения области в годы войны в бюджет государства. Эти средства нередко были частью необходимого. Ни одно село, ни одно хозяйство и коллектив не остались в стороне от этого благородного и нужного дела. Все лишения принимались как неизбежное, оправданное и временное. Потому и стала достижимой Великая победа.

ТОП

Итоги спортивных состязаний Эл Ойына-2018

В празднике участвовало более 700 спортсменов и жителей из 11 муниципальных образований Республики Алтай, а также спортсмены и гости из других регионов России: Тывы, Хакасии, Якутии, Новосибирской и Кемеровской области, Алтайского края. Так, в соревнованиях участвовали и именитые спортсмены (Кандидаты в мастера спорта – 31 чел., Мастера спорта России – 31 чел, 4-е Мастера спорта

ПРОГРАММА XVI Межрегионального праздника алтайского народа «Эл-Ойын 2018» урочище Межелик Улаганского района Республики Алтай

28 июня до 17.00 — Заезд участников и гостей праздника 19.00- — Заседание Оргкомитета 20.00-21.30 — Фестивальная программа «От-очокты кӱреелей» (Встреча гостей) (Малая сцена) 29 июня 6.00- — Мӱргӱӱл (обряд освящения) 9.00- — Соревнование «Алтай шатра» 11.00-12.40 -Торжественное открытие и театрализованное представление (Главная сцена) 12.40- — Открытие Выставочного центра (Город мастеров) 13.00-18.45 — Конкурс «Презентация

Россия Федерациязыныҥ президентиниҥ JАРЛЫГЫ

Россия Федерацияныҥ государственный кайралдарыла кайралдаары керегинде