Настройки отображения

Размер шрифта:
Цвета сайта:
Ностройка изображения
Ностройка изображения

Настройки

Алтайдын Чолмоны

«К поэзии отношусь как к волшебству…»

21.12.2018

(К 80-летию классика алтайской литературы, поэта В. Т. Самыкова)

Василий Тордоевич  Самыков ( Паслей Самык) родился 26 декабря 1938 года в селе Каспа Шебалинского района. В 1956 году окончил

областную национальную школу, а в 1964 году Литературный институт им. М. Горького в Москве.

Работал в редакции «Алтайдыҥ Чолмоны», редактором в Горно-Алтайском отделении Алтайского книжного издательства.

Стихи начал писать в школьные годы. Первый сборник стихов и поэм «Кӱн уулы» («Сын солнца») издал в 1964 году.

С тех пор выпустил около 20 книг, в том числе и на русском языке.

Перевел на алтайский язык книгу З. Воскресенской «Костры», сборник стихов и поэм С. Сейтхазина «Красный генерал»,

лирическую комедию Лопе де Вега «Изобретательная влюбленная», роман А. Фадеева «Разгром», многих тюркоязычных поэтов.

— Василий Тордоевич, расскажите, пожалуйста, когда Вы начали переводить?

— Когда учился в Горно-Алтайском пединституте. На 3 курсе  перевел рассказ Станюкевича «Максимка». На 3 курсе перевелся я на заочное отделение, стал работать корректором в газете «Алтайдыҥ Чолмоны». Журналист А. Тодошев попросил перевести что-нибудь на алтайский язык и я его перевел.  В издательстве его издали отдельной книжкой. Это был мой первый перевод на алтайский язык. Мне очень понравился рассказ про черного мальчика.   Литературная карьера моя началась еще в школе, в 9-10 классах. Я писал, мальчишки отбирали мой блокнот и читали мои сочинения.

В 1956 году приехал в Москву и все закружилось. Учились там известные ныне три классика: Аржан, Лазарь и Эркемен. Общение с ними, их шутки, рассказы  оказали на меня  большое влияние. Я всегда был рядом с ними. Любил общаться, я на них смотрел как на классиков, смотрел как на людей старше меня. Я был пацан, а им по 25-26 лет. Это расстояние осталось навсегда, я   всегда их слушался. Даже карикатура Лазаря Кокышева  есть. Я у дверей в лисьей шапке стою и спрашиваю: «А колбасу то купить?», это когда посылали в магазин.

Переводить начал из-за того, что я искал новую поэзию. Хотя эти три поэта были новаторами в алтайской поэзии. Мне хотелось новую форму ввести, мне хотелось писать, применить неологизмы, новую поэзию дать, новые слова придумать. Например, айылчылык — гостиница, и т.д

— В те годы кого из поэтов Вы переводили?

—  В книге «Ак сӱмерлӱ Алтайдыҥ балдары» есть переведенные мною стихи  турецких поэтов. В 50-е годы Назыма Хикмета переводил я с оригинала. Очень просто перевести. Они уже перешли на европейскую поэзию, рифму не  соблюдают, они  стихи пишут как прозу. С Назымом Хикметом я встречался в Литературном институте. Мы сфотографировались, я сказал, что хочу с ним поговорить, читал стихи «Ахмет погиб в степях Алжира». Он говорит: «Я тебя понимаю, у тебя язык какой? Татар ба, сен?» – «Йок, мен алтай, алтай мен». «Сколько тысяч твоего народа?» Я сказал: «120 тысяч». Не могу же я сказать, что  намного меньше. Он послушал и говорит: «Уулым, пиши по-русски». Либо посчитал, что наш язык  исчезает, либо посчитал, что для моего таланта русский лучше. В это время он рассказывал о Чингизе Айтматове, как авторитет киргизского писателя поднимается.  Жалко было мне на русский язык переходить. Как так? Свой язык дан от природы, он в крови сидит, я даже обиделся. Он назвал мне свой адрес. Новопесчанная улица, аэропорт, метро, все написал: «Приходи ко мне». А я не ходил.

Потом, оказывается, Назым Хикмет про меня спрашивал,  хотел встретиться с одним алтайчонком…

—С Назым Хикметом Вы разговаривали на турецком языке?

— Я разговаривал на алтайско-турецком,  смешанном языке. Я тогда начал изучать  грамматику турецкого языка по «Академической грамматике турецкого языка» академика Гарниевского.

— Кроме Назыма Хикмета чьи произведения Вы переводили?

— В моей книге «Ак сӱмерлӱ Алтайдыҥ балдары» переводов очень много. Я специально переводил, я хотел познакомить алтайских детей с мировой лирикой  революционных поэтов многих стран.

— Переводили с русского языка?

— Да, с русского, а Назыма Хикмета я переводил с оригинала. Я стал писать стихи на турецком языке. В ходе изучения тюркского мира я в первый год в Турции жил 5-6 месяцев. Турам Язгар (ушел из жизни) меня все время оставлял, просил  выступать по телевидению и т. д. А когда приехал в Стамбул, знакомые сказали: «Ты не в аудитории сиди, а ходи по базару, разговаривай с людьми».  Там базаров-то много. «Капалы тьяшы» называется крытый рынок и я там гулял, гулял долго. Я  выучил язык, стал говорить  без акцента.

Турецкий язык очень мягкий – европейский, наш язык гортанный – мы букву К выговариваем как монголы. Язык мягкий, красивый очень.  Очень тосковал по их музыке, очень красивой. Народ красивый…

— В какие страны,  регионы нашей страны еще ездили?

— Ну, конечно, я старался побольше  увидеть, узнать. Башкирского поэта Мустая Карима я очень люблю. Ездил в Уфу, Чебоксары, Алма-Ату, Ош, Фрунзе (ныне  Бишкек – А. Мамашева).

— Какие языки вы переводили с оригинала?

— Башкирский. Я прочитал там на банкете стихотворение – слово в слово. Киргизский вполне понятен, это все рядом с нашим. А потом, оказывается, все стихи простым языком пишутся. К поэзии ты относишься как к волшебству. Все просто и красиво.

— А Ваши произведения кто переводил?

— Таня Глушкова в Москве, Равиль Бухараев — знаменитый татарский поэт из большого народа.

— Кто писал о Ваших переводах? О Вас, как о переводчике?

— Нет, как о переводчике нет.

— Что из ваших переводов вам ближе? Что интереснее?

— Хикмета самые простые стихи я переводил. Красивые: кошка, чинар, я стою. Я уйду сперва, потом кошка, чинар останется. Образные стихи…

— Самый удачный ваш перевод?

— Я Лазаря перевел, конечно, совершенно идеально.  До сих пор удивляюсь. Лазарь — поэт исключительный для алтайского народа, он ощущал поэзию изнутри.  Аржан переводил прозу хорошо — это серьезное, на совесть работал, Гоголя «Коркушту ӧч» и т.д. Я вспоминаю еще Лазарь переводил. У него все выходило как бы шутя, в этом символ гениальности. Как бы шутя, романы писал, представляете? Вот сядет, пишет, месяц – и уже роман. Я вот часто думаю, какая судьба трагическая… Ведь, бог есть талант… Лазарь – он бог поэзии, алтайскому народу был нужен.

(Интервью записано на диктофон 2 марта 2015 года)

Ч. Мамашева,

Н. Киндикова

ТОП

Конституция Российской Федерации

Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года Конституция Российской Федерации с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 года

Олег Хорохордин. Алтай Республиканыҥ бажында — бир јыл

       Олег Хорохордин Алтай Республиканы туй ла бир јылдыҥ туркунына башкарып јат. Бу кыска ӧйгӧ тергееде ондор тоолу школдор, балдардыҥ садиктери, фельдшерско-акушерский пункттар, јолдор ло кӱрлер чыныкталып тудулган. Башчы келер ӧйгӧ оноҥ до кӧп иштер темдектеп алган.

«Эҥ баштапкы болуп Гуркин артар…»

«Jаҥы jурукчылар чыгар, оны (кеендик-санатты) европей кемине кӧдӱрер, jе бу jолдо эҥ баштапкы болуп Г. И. Гуркин артар…»—деп, 1907 jылда Григорий Ивановичтиҥ Томск калада ӧткӧн таҥынаҥ баштапкы кӧрӱзи керегинде  Петербургтыҥ критиги М. Далькевич бичиген. Оноҥ бери  чактаҥ ажыра ӧй ӧтти.